Московская киношкола > Основной курс > Герман Перович об основном курсе

Герман Перович об основном курсе

Каждый основной курс чем-то отличается от предыдущего, и задача этих изменений – максимальное приближение обучения к будущей профессиональной деятельности. В этом году мы в основной курс добавляем группу шоураннеров.

Шоураннер — это одновременно и сценарист, и продюсер, тот, кто придумывает историю и одновременно доводит ее до прокатной жизни. Современные профессиональные потребности уже давно совместили обе эти профессии, сделав одного человека ответственным за весь процесс от начала и до конца. И хотя у нас это направление еще в новинку, в западном кино оно давно уже успешно себя зарекомендовало. Наша школа одна из первых освоила это течение (на прошлом курсе сценаристы обучались шоураннерскому подходу к съемкам), и будет проводить обучение в этом направлении в дальнейшем.

Формат нашей школы как нельзя лучше подходит для освоения этого нового и востребованного в современном кино направления. У нас на курсе одновременно учатся и режиссеры, и актеры и вместе с ними, в одной команде, в этом году начнут обучаться шоураннеры. Практически мы собираем не разрозненный курс, а своеобразные будущие команды, имеющие возможность освоить профессию от первоначальной задумки до выхода творческого продукта на зрителя. Такой формат очень мобилен, гибок по структуре и провоцирует на постоянное практическое освоение профессии. Можно сегодня написать сценарий, а завтра уже снимать его с актерами и режиссером, и по итогам съемок переписывать диалоги, корректировать структуру, и тут же заново проверять новый материал на съемочной площадке. Все главные составляющие съемочного процесса находятся, что называется, в шаговой доступности. А еженедельные показы, дают тот самый волшебный пинок, который не позволяет рассиживаться и теоретизировать. Я посчитал, сколько работ мы сняли за прошлый курс, их оказалось 45. Это 45 короткометражек за 4 месяца обучения. И это не считая около 30 работ на сценической площадке. Каждый режиссер у нас поработал минимум над 5 названиями. Я понял, что КПД нашего курса очень высок, и он целиком находится в практической плоскости. Такое погружение в практическое освоение профессии позволяет выработать профессиональный навык, а именно он и требуется в реальной работе, так как просто знания мало что дают, нужны выработанные в работе навыки. При таком формате наши студенты имеют больше возможностей – они постоянно участвуют в нескольких проектах, так как одновременно несколько режиссеров и шоураннеров материализуют свои проекты. За период обучения мы можем, пощупать руками гораздо больше ролей, режиссерских решений, сцен, короткометражек, сценических проектов . Это позволяет на практике оттачивать сценарное мастерство, актерскую игру, режиссерские решения, и все это делать практически день в день, не выходя из школы. Мы существуем в ритме не просто профессиональной работы, а профессиональной работы успешного человека. Приучаем наших студентов к такому самоощущению, стараемся, чтобы они сохранили это ощущение и после окончания школы.

Еще одной отличительных черт нашей школы является то, что мы полноценно обучаем игре как на сценической площадке, так и игре на съемочной площадке.

Именно то, что мы равнозначно совмещаем кино и театр делает наш формат обучения таким продуктивным. Но организовать такой формат крайне сложно. Во всем мире очень мало школ, где бы обучали театральной режиссуре. Это считается крайне сложным. Кинорежиссуре обучают много где, а театральной очень редко. Когда С.В. Женовач задумывал провести фестиваль театральных режиссерских школ, их оказалось крайне мало. Это происходит потому, что данной профессии очень сложно обучить. И, главное, потому что сложно найти специалистов такого обучения – тебя должны научить ставить не коротенькую сцену на 2 -3 минуты, а 2 — 3 часа беспрерывного действия, которое должно все это время держать в напряжении зрителя. Все это время ты не можешь воспользоваться сменой плана, или крупности, или врезать в диалог какой-то красивый пейзаж, или заменить смысл, который должен нести артист, образом. Сейчас, конечно, часто используют кинохронику в театре, но это чаще от режиссерской беспомощности, чем от смыслов. Режиссер театра должен уметь решать все, только за счет артистов. Даже существует такая проверка — выключаешь музыку, включаешь общий свет, убираешь вставные номера, кинохронику, и если при этом спектакль интересно смотреть, то он хороший, если нет, то задумайся, той ли ты профессией занимаешься.

Согласитесь, что такого сложно достичь, это не нарезанные кадры по 2 -3 минуты и склеенные в одну колбасу. Поэтому театральные режиссеры скептически относятся к кинорежиссерам, в ходу даже такое сравнение: «кинорежиссер отличается от театрального как фотограф отличается от художника». Но это юмор. Я считаю, что в каждом из этих направлений есть свои сложности и свои привилегии. Но факт остается фактом, театральной режиссуре учат мало где. В киношколах основной упор делают на кадр, освоение железа, а площадка осваивается в малых количествах, и порой настолько ничтожно, что практически не приносит никакой пользы. Мы же используем плюсы каждого направления. На примере театральной работы мы добиваемся глубины проникновения в образ, умения держать внимание зрителя долгое время, когда ты начинаешь роль на сцене, и только через 2 часа ее заканчиваешь, а не через 1- 2 минуты по команде «стоп, снято». Через кино мы добиваемся более тонкой игры, так как кадр видит малейший наигрыш и требует предельной искренности и правды. То же самое и в режиссуре и в сценарном мастерстве. Именно тем, что мы полноценно обучаем, и кино, и театральной работе, мы добиваемся таких результатов, которые многие государственные институты достигают только по прошествии 2 лет дневного обучения.

Герман Сидаков.

Мы в Facebook Мы в Вконтакте Мы в Instagram
English
© 2014-2017 АНО "Школа драмы Германа Сидакова"
Любое цитирование, или перепечатка материала, только со ссылкой на первоисточник.